Home » Статьи » Обряды и обычаи » Погребальная ладья

Погребальная ладья

У народов, жизнь и благополучие которых тесно связаны с водой, морем, культура которых определяется как «культура мореплавателей», очень сходны формы выражения связи с потусторонним миром, в частности обряды захоронения в лодках, и в этом смысле нет разницы между погребением древнего викинга и современного самоанского или фиджийского вождя.

             

    «Корабль» для народов Океании был моделью общины и общества в целом. На Таити короля сравнивали с парусом, вождей — с мачтой, знать — со снастями, простой народ — с балансиром, придающим лодке устойчивость. Социальная структура соотносилась с командой корабля и в представлении скандинавов-язычников, судя по описанию погребальных обычаев, данному хронистом XII в. Саксоном Грамматиком. По «эдикту» легендарного конунга Фроди представителей родоплеменной знати следовало сжигать после смерти на костре, сооруженном из собственного корабля; вождей или конунгов следовало хоронить в их «кораблях». Арабский дипломат Х в. Ибн Фадлан, видевший скандинавский обряд сожжения в ладье на Волге, писал, что вождей принято сжигать в больших «кораблях», людей незнатных — в лодках.

                

        У народов островов Тихого океана лодки — также обычный атрибут похоронного обряда знати. У ряда племен Полинезии и Микронезии набальзамированные тела вождей отправлялись в морское плаванье в лодках, тогда как тела рядовых общинников просто топили в море.

        Основная и естественная функция  лодки — транспортная — переносилась и в загробный мир. Лодка была необходима для загробного плавания к острову мертвых ( верование народов о-вов Тихого океана) или в загробный мир, расположенный за морем (представление скандинавов). Интересно, что исландский автор XIII в. Снорри Стурлусон в «Саге об Инглингах» выводил скандинавских богов асов из Малой Азии (Асгарда), куда после смерти отправился с погребального костра главный ас Один; но в загробный мир к Одину (Вальхалла) отправлялись в своих ладьях и павшие  в бою конунги. Согласно древней традиции, записанной Прокопием Кесарийским, германцы считали загробным островом Британию, куда отправлялись лодки с душами умерших. В представлении скандинавов «средняя земля» людей — Мидгард — была окружена океаном; потоками омывались и загробные миры: верхний — Вальхалла и нижний — Хель.

                

      Из «Младшей Эдды» Снорри известен и курс, которым должны были следовать ладьи: «Путь в Хель ведет вниз и на север». Вальхала же могла помещаться на небе и, по Снорри, на юге, в Малой Азии. Эта логика мифологической географии, согласно которой север ассоциируется с низом (подземным миром), а юг — с верхом (небом), присуща и представлениям полинезийцев, для которых плыть на восток — значит подниматься, на запад — опускаться (повторяя путь солнца). Мифологическая космология определяла и форму самих погребальных лодок. Так «корабль мертвых» у народов Индонезии оформлялся в виде птицы-носорога. Е.В. Ревуненкова показала, что культовый «корабль» у батаков воплощал символику единства вселенной: его нос представлял собой голову птицы (небо); корма — змеиный хвост (хтонический символ нижнего мира и водной стихии); мачта — аналог мирового древа, проходящего через верхний, средний и нижние миры.

    Скандинавские погребальные ладьи, хотя и были экипированы для плавания, хоронились на суше под курганами (часто повернутыми носом к морю, иногда — на юг). Исландские саги, за исключением составленных Снорри, не упоминают о спуске погребальной ладьи на воду; обычно и на островах Тихого океана, и в Скандинавии лодки использовались в качестве гроба и оставались в могиле. Возможно, Снорри переносил на обряд представление о загробном плавании, но этнографические параллели делают вероятной реальность описанного им ритуала. В «кораблях» под скандинавскими курганами иногда находят кремированные останки умершего (чаще его сжигали вместе с ладьей). Подобный обряд известен батакам и меланезийцам, помещавшим остатки кремации в лодку. Здесь использование погребальной ладьи сочетается с кремацией  и с водным погребением. Кремация в скандинавской традиции была эквивалентна загробному путешествию: по «завету Одина» умерших следовало сжечь, а пепел развеять над морем. Снорри передает поверье о том, что, чем выше был дым от погребального костра, тем почетнее будет место умершего на небе.

    В индонезийских ритуалах «корабль» мог играть роль «козла отпущения»: модель «кораблей» с куклами (духами болезней) спускали на воду и  отправляли на соседний остров.

    Скандинавы считали возможным путешествие в ладье, погребенной под курганом. Этому путешествию могли воспрепятствовать акты вредоносной магии. Так, герой исландской саги Гисли наваливает на погребальную ладью своего врага Торгрима, уже находящуюся в кургане, каменную глыбу. Случаи заваливания погребальной ладьи камнями  достаточно часты (в  их число входит и королевский осебергский «корабль»).

      Можно говорить о некоторой «непоследовательности» в организации загробного путешествия скандинавов. Исландские саги говорят об умерших, которые живут в ладьях под курганами как в домах. Раскопки подтверждают  это представление: ладьи под курганами не только подготовлены к отплытию в загробный мир, но и оборудованы для жизни в них умершего; на борту королевских «кораблей» были сооружены деревянные камеры-жилища и содержался весь необходимый для повседневной жизни инвентарь — мебель, столовая и кухонная посуда, орудия труда и оружие.

        В Индонезии в качестве гроба использовался «домик мертвых» — сооружение, оформленное как лодка или сделанное из лодки (обряд, известный и норманнам); «домик мертвых» назывался лодкой, снабжался парусом и веслами. Лодками называли и столь нетранспортабельные сооружения, как каменные ящики-цисты, которым иногда придавали форму лодки, чему известны аналогии и в Скандинавии (в ряде случаев настоящую лодку помещали в камеру-цисту).

      Этой двойственности ритуала соответствовала раздвоенность представлений о загробной судьбе умершего: герои саг оказываются одновременно и в могиле, и в загробном мире, совершают еженощные путешествия из Вальхаллы в курган и т.п. С этими представлениями связан и культ черепов: после разложения мяса кости скелета погребались, череп же сохранялся в специальном домике — аналоге «домика мертвых». После удаления умершего в загробный мир череп служил залогом присутствия предков среди живых. Страх перед мертвым и почитание его были неразрывно слиты в погребальном культе. Чем больших почестей удостаивался умерший при жизни, тем больше его боялись после смерти и тем сильнее его почитали. Важным было здесь и представление о влиянии предков на посюстороннюю жизнь, благополучие коллектива, урожай, появление потомства, которое обычно мыслилось как возрождение предков.

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru


Posted in Обряды и обычаи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Follow

Get every new post delivered to your Inbox

Join other followers

.